«9» – фильм о душе и творчестве


Время от времени на экраны попадают ленты, абсолютно не похожие на текущий репертуар кинотеатров. Лента «9» Шейна Экера не укладывается в рамки традиционных для американского киносценарных схем. «9» – настоящая эзотерическая история о метаморфозах человеческой души, которая была воплощена в анимационной сказке об обычных, сшитых из тряпок куклах.

9

Картина Экера – это авторимейк одноименной короткометражной ленты 2005 года. В ней шла речь о кукольном человечке, живущем в руинах бывшего города. Он спасает души других кукол, которые были захвачены ужасающим роботом и спрятаны внутри причудливого устройства. «9» была номинирована на «Оскар», а Шейн Экер получил шанс снять полнометражную версию своей картины, поскольку его загадочная история заинтересовала самого Тима Бартона.

Среди четырех продюсеров фильма «9» именно имена Тима Бартона и Тимура Бекмамбетова вызывали наибольший ажиотаж среди любителей кино, критиков и журналистов. Да и сама картина, хотя и осталась творением фантазии Экера, не была лишена влияния своих продюсеров. Фабула ленты осталась неизменной, но получила другое сюжетное наполнение – теперь Девятый не был обречен на одиночество, ему пришлось путешествовать с товарищами, абстрактные руины превратились в европейский городок, а причину всемирного апокалипсиса объяснили разрушительной войной.

Сам фильм «9» легко сводится к типичной бекмамбетовской истории о герое, который с помощью эзотерических знаний получает силу, а также возможность изменить судьбу. От Бартона картина получила отдельную и очень важную сюжетную линию отношений ученого и его творения, отца и сына.

«9» начинается цитатой из бартоновского «Эдварда руки-ножницы» – ученый умирает, не закончив своего творения. И именно в лаборатории ученого – месте своего рождения – куклы найдут ответы на все вопросы. Параллельный мир из картины Экера был стилизован под начало ХХ столетия, когда западных интеллектуалов незаурядно интересовал вопрос ответственности человечества за достижение прогресса, и когда вера в могущество ученых была практически безоговорочной.

9999

После провозглашенной Ницше смерти Бога, начались поиски нового смысла существования. Идея непрерывного продвижения потерпела поражение после Первой мировой войны, а вера в святость науки умерла после Хиросимы – именно тогда последние технические достижения были использованы для уничтожения миллионов людей.

«9» поднимает эти, уже традиционные вопросы, и дает на них такой же традиционный ответ. Если Бог умер, а Собор сгорел, идеалы Ренессанса и Просветительства покрываются пылью на полках книгохранилищ и в залах музеев, а «война ради мира» дает катастрофический результат – спасение человечества спрятано в творчестве и в собственной бессмертной душе. Чистый интеллект, лишенный представлений о добре и зле, убивает, а слепая вера в небесные силы превращается в религиозный фанатизм. Ученый должен нести ответственность за свое творение, и вкладывать в него не только свои знания, но и душу.

Но в целом «9» продолжает оставаться короткометражкой. Ленту искусственно расширили с помощью эпизодов преследования, взрывов и разных препятствий, которые придется преодолевать героям в поисках таинственного контейнера с душами друзей. К роботам с кошачьими головами, преследовавшим Девятого еще в короткометражке, в полном метре добавились также кобра-кукла, живые дирижабли и железные птеродактили, а также зловещая одноглазая машина с искусственным интеллектом.

Среди всего этого сюжетного хаоса радует одна сцена, где куклы после боя находят патефон: Джуди Гарланд исполняет знаменитую «Где-то над радугой» из мюзикла «Волшебник из страны Оз», а уцелевшие герои зачарованно слушают песню о далекой волшебной стране, где сбываются мечты.

Несмотря на несовершенство сценария, ленту «9» забыть трудно, настолько она необычна, ёмкая и по-настоящему человечная.

News Line

Leave a comment

Add your comment below, or trackback from your own site. You can also subscribe to these comments via RSS.

Your email is never shared. Required fields are marked *